комментарии
журнал "Вестник"

Дом Евангелия

важно знать
видеоролики
о церкви

Комментарии

О боли и страданиях

21 Ноября 2013 г.

О боли и страданиях

Вечером 17 ноября в Казани произошла катастрофа: крушение Боинга 737. В результате погибло 50 человек. Тут же намедни в Иллинойсе погибло несколько человек от торнадо и десятки госпитализированы. Еще до этого, в первой половине ноября на Филиппинах погибло несколько тысяч человек от суперурагана «Хайянь». Тысячи и тысячи филиппинцев остались без крова над головой. И тут же как бы напоминается нам классический вопрос скептиков и агностиков, который они задают последователям Иисуса из Назарета на протяжении многих веков: «Где Бог, когда мы страдаем?»

Оговоримся сразу. Намного проще рассуждать о проблеме зла в теплом и уютном кабинете. Другое дело оказаться самому жертвой природного катаклизма или аварии, которую повлекла за собой либо небрежность человека, либо случайная техническая неисправность. Человек от горя сжимает руками сырую землю и, плача, смотрит влажными глазами в небеса: где же тот Бог и есть ли Он на самом деле, тот Бог, который допускает такое зло?

Однако это не говорит еще о том, что тему зла рассматривать не стоит. Мы возвращаемся к этой теме снова и снова. Хотя люди часто спрашивают, «где те, кто плачет с плачущими?», нам стоит последовать совету древних и увидеть в самом горе лечебное свойство. Зло, боль, а библейский автор также говорит о страдании плоти, помогают человеку не грешить (1 Петра 4:1). Они позволяют человеку по-новому осмыслять свое существование: прошлое, настоящее и будущее. Ведь до того, как на нас обрушились неприятности, мы и так прекрасно знали о существовании ураганов и аварий. И о том, что миллионы людей погибают от голода и жажды. Однако наша мировоззренческая позиция чаще всего меняется тогда, когда зло касается именно нас. Так произошло и с Бартом Эрманом. Сначала, будучи библейским фундаменталистом, а потом студентом принстонсткого университета, он разменял шило на мыло: фундаменталистские предпосылки христиан из южных штатов Америки на либерализм и агностицизм современных скептиков. Сам Эрман признается, что расстался с Богом Библейских писаний не по причине своих экзегетических и текстологических штудий, а из-за своей интеллектуальной неспособности осознать и принять идею любящего Бога и всех тех страданий, которые происходят в нашем мире. Однако под прицелом его критики оказалась не только проблема теодицеи, но и сама Библия. Нам же кажется, что оба этих явления связаны вместе. И мы к этому вернемся в конце. Однако что такое зло само по себе?

Существует три вида зла.

Есть зло метафизическое, т. е. философского характера. Это просто наши ограничения. Мы хотим летать, но не можем. Кто-то жалуется, что Творец, выбирая конфигурацию человеку, не учел опцию телепорта. Кто-то хочет быть выше, кто-то ниже, кто-то хотел бы родиться богатым и красивым. Но не вышло. Все это является в каком-то смысле злом. Мы не выбирали жизнь, она выбрала нас. Мы открыли на морском берегу бутылку, сняли печать, а там... пшик из несбывшихся желаний и грустных мечтаний.

Стоит также сказать, что существует и нравственное зло. Библейская традиция обозначила это зло на греческом языке как «промах», а на иврите как «беззаконие», т. е. грех. Нравственным злом является сознательное нарушение Божьей заповеди. Думается, что это зло меньше всего тревожит большую часть человечества. Еще Августин считал, что зло не обладает бытием. Это неполнота, отсутствие добра. Наличие тени говорит, что в этом месте нет света. Но нельзя его списывать со счета. Из-за этого зла часто происходит и другое зло.

Это физическое зло. Аварии, несчастные случаи, тайфуны, землетрясения, убийства, войны. В некоторых случаях и опоздание такси является большим злом. Оно касается нашей физической сущности. Именно тогда человек начинает ощущать то, что он всего лишь творение. И у него есть масса ограничений. Именно за-за этого зла и падают юноши, соблазняются девицы, сокрушаются мужи и утомляются старцы.

Да, между нравственным злом и физическими бедами существует взаимосвязь. Так, Ева съела плод и дала этот плод своему мужу. Как результат: земля заросла сорняками, звери стали пожирать друг друга, а позже к ним присоединился со своими сородичами и человек: Каин убил Авеля, и с этих времен ничего особо не меняется. Даже ураган на Филиппинах является, как пишут некоторые журналисты, скорее экологическими преступлениями (выбросы углекислого газа, которые влекут за собой глобальное потепление) и связан с экономическими деяниями человека. Безусловно, не всегда можно найти причинно-следственную связь между этими двумя видами зла. Зло метафизическое перетерпеть еще можно. Я вечно буду жить с тем носом и ушами, которые даровал мне Бог. Но как жить с другими проявлениями боли и страданий?

Филипп Янси написал несколько замечательных трактатов на эту тему. В одном из них он пишет об Иове, который потерял сначала свой дом и богатства, а затем всю свою семью. В конце истории появляется Бог, который возвращает Иову все с лихвой. Удивительно, но в конце истории Он не рассказывает Иову основную мета-историю, которая затрагивает сам вопрос и причину страданий Иова. Если читатель следит за личной историей и трагедией праведника, начиная с самой первой страницы этого восточного романа: сам Иов в окружении скорбящих советников-друзей ничего не подозревает о разговоре между Богом и дьяволом. Почему Бог не рассказал ему о своей «сделке» с этим древним врагом? Косвенный ответ автора этой древней книги заключался, по всей видимости, в том, что Иов так и не смог бы понять причины этого соглашения. Бог так и не открывает этой личной тайны страдальцу. И этот последний эпизод книги оставляет читателя с простой идеей: мы не знаем всех причин нашей боли и потерь. Но за космическим занавесом, который закрывает в течение всей нашей земной жизни лицо Творца, скрывается и Его ответ, который, вполне возможно, мы узнаем однажды в вечности «лицом к лицу».

А пока зло и испытания – и в этом вполне был прав Аристотель – являются средством катарсиса (очищения). Оно помогает людям задуматься о том, о чем они бы никогда не задумались, как я уже сказал, в «теплом и уютном офисе». Страдания делают мудрых еще более мудрыми, героев – героичней, а сильных – сильнейшими. Они приближают нас к ответам и помогают увидеть бренность и ограниченность нашего бытия. А вот несколько богословских объяснений наших страданий.

Страдание – это одно из необходимых условий в жизни. Страдание предупреждает о потребности. Боль – это хорошо. Это колокольчик, говорящий об опасности. Существует проблема – бесчувствие боли. Проказа, например, имеет свойство анастезии. Когда прокаженный держит руку над огнем, он не чувствует проблемы, пока не чувствует запах своего обгорелого мяса.

Страдание необходимо для духовного роста человека. Без боли и страдания человек не может стать лучше. Часто человек сам является причиной своих страданий. Он должен учиться делать выводы из того, что с ним происходит. Страдания приближают нас и напоминают нам о неотвратимом конце. Факт, что все мы когда-либо умрем, нам знаком. Но мы не так близко принимаем его к сердцу, отклоняя саму мысль о подготовке к вечности.

Барт Эрман, как мы писали выше, не смог увидеть то мета-повествование, ту единую историю, которая предлагает человеку не только богословский, но и философский взгляд на проблему зла в мире. На его взгляд, Библия, полная противоречий и несостыковок, не дает внятного ответа на вопрос зла и страданий. Вместо единой истории Победы Бога во Христе над силами зла, он увидел корявый портрет, как писал Ириней Лионский, то ли пса, то ли лисицы. Но не царя. Эрман, таким образом, скорее похож на человека, который, намеренно рассматривая картину на расстоянии сантиметров, видит лишь фрагменты полотна. В этом случае его взору открываются неуклюжие мазки и закорючки масляной краски. Но отойди он на почтенное расстояние, он увидел бы элегантный образ!

У другого британского библеиста Тома Райта получается видеть не ручейки и неуклюжие мазки, как он говорит в своих заметках, но библейскую реку, которая не спеша и величественно из свитка в свиток влечет за собой как Мега-Мета-Нарратив сияющую баржу, на которой в торжественном сонме из иудейских пророков, судей и царей под управлением апостолов сидит облаченный в белые одежды Иисус. Эрман же этого не видит, так как давно уже с увлечением рассматривает исключительно и только ручейки, т. е. маленькие истории с их партикулярностями и контекстуальными особенностями. Не стоит полагать, что ученые должны игнорировать и эти особенности древних текстов. В конце концов, они занимаются современной наукой. Однако если ими увлечься, можно в конце концов увидеть в картине, как писал Ириней Лионский, не принца, а лису. Но кому-то сегодня невдомек, что сделай несколько шагов назад, подальше от художественного полотна, и ты увидишь, как заключил свою мысль тот же Ириней, благородный и священный образ Царя, а не смесь размазанных красок.

Виктор Шленкин,
"Баптисты Петербурга" www.baptist.spb.ru




Колонка "Комментарии" является авторской рубрикой сайта "Баптисты Петербурга", мнение автора рубрики не является официальной точкой зрения Объединения церквей ЕХБ г.СПб и ЛО.



новости

7 Августа

Вифания 2017

Вифания 2017

1 Августа

Крещение в Волхове

Крещение в Волхове

24 Июля

«Свободный полет»

«Свободный полет»

29 Июня

Open Air 2017

Open Air 2017

4 Июня

Летнее крещение

Летнее крещение

новости на ваш e-mail
комментарии

4 Апреля

Жив, несмотря ни на что!

7 Января 2014 г.

Ксенофобия

24 Декабря 2013 г.

Евро- или рублемайдан
читать все комментарии