комментарии
журнал "Вестник"

Дом Евангелия

важно знать
видеоролики
о церкви

Комментарии

Все дело в матрице

28 Октября 2011 г.

Все дело в матрице

Человек из России, оказавшись в Европе, может почувствовать некий «эдемский» элемент, осматриваясь по сторонам. Он увидит чистоту, красоту, обеспеченность и известный немецкий орднунг. И хотя россиянин испытает дикую тоску по соленым огурцам и водке, грех жаловаться: при всем одиночестве на родину возвращаться ему ну никак не захочется. Европейское зло «загнивающего Запада» – самое лучшее зло! Если выбирать. Ведь можно, в конце-то концов, построить часовенку, пригласить батюшку и постепенно налаживать русскую миссию. Тоже вариант…

Еще до прихода к Богу многие протестанты (по опыту знаю) живо недоумевают: что позволяет Западу делать своими руками то, что у нас совсем не получается? Почему мы только пользуемся благами этой цивилизации на Дунае, мало что создавая взамен? Какая культурная и духовная среда стала тем мощным катализатором, который обустроил Северную Америку и Европу? Эти несмышленые рассуждения привели меня к тому, что западная форма христианства и стала тем катализатором и той матрицей, которая заставила европейское общество трудиться. Много трудиться. И именно наша православно-византийская матрица в той форме, которую мы получили «в подарок» от греков, не имеет этой страсти по порядку, бытовой красоте и этике.

Западное отношение к богословию, сам школьный (схоластический) путь богословствования был заклеймен греками, а потом и русскими, как метод педантический, излишне формальный и аж до греха дотошный до мелочей. Восточный же метод – это метод мистики, здесь: опыта, жизни, духа и благодати. Но наш вопрос заключается в следующем: почему этот метод был настолько безжизнен (и именно в безжизненности обвиняется западная протестантская систематика), что породил не только мертвое тело февральской и октябрьской революции, но и сегодня порождает двадцать лет застоя российской экономики? Почему журналисты ищут и находят исторические параллели между генсеком Брежневым и премьером Путиным? Почему и сегодня в России прокатываются волны антиклерикальных наступлений, которые возглавляет журналист Невзоров?

Тезис наш простой: если евангельско-протестантская матрица побудила человека к труду и этике, то не стоит ли все же тогда поменять прогоревшую матрицу? Или будем ждать новых революционных потрясений? Или скажем еще так: если мы пользуемся благами породившей их цивилизации, может еще и стоит присмотреться к тому культурному и духовному фону, который заставил человека эти блага создавать, т. е. матрице?

Но будем, с другой стороны, откровенны. Посмотрите на саму Европу. Она серьезно платит по всем счетам за свою религиозную свободу. Однажды даровав христианам нонконформистского протестантского толка свободу для собраний и вероисповеданий, Запад встретился с другой проблемой: ее надо дать и другим. Т. е. дать ее не только баптистам, но и геям, лесбиянкам, а также давать им возможность проводить парады и усыновлять детей. Можно только поморщиться. Но это реальность, которую Запад встретил, скажем так, мужественно и не сдался в решительном бою. И когда мы в России отрываемся на Западе, отмечая: «Ну да, там лучше, но зато у них в епископах гомосексуалисты и прочий содомизм», мы лишь отчасти делаем справедливое в богословском отношении замечание. А западные христиане только в смущении разводят руками. А что им сказать? За все нужно платить. Если вы дали свободу одним, дайте свободы и другим людям. Ведь и они носят образ Божий. Вот и старается (насколько может) Запад, отмечу я, быть последовательным в распределении гражданских свобод.

(Со своей же стороны, отмечу, я взял на себя миссию быть адвокатом Запада только лишь по причине исторической благодарности к нему и по той же самой нужде быть последовательным. Хотя уверен, вопрос с гомосексуалистами и лесбиянками можно решать и в правовом порядке. А церковь также несет ответственность за то, что с ними произошло. Впрочем, это отдельная тема).

Мы не будем давать советы западным церквам. Все равно ведь ясно: побеждают убеждения, а не мнения. Но если вернуться «к нашим с вами баранам», то становится ясно, что духовная составляющая, некий богословский генофонд, зрим он или не зрим (хотя даже Путин считает, что атеисты воспитаны на христианских ценностях) неведомо ведет наше общество и наших политиков к определенной модели будущего.

Можно дать практический пример.

Православно-византийская духовная генетика предлагает московской власти определенное политическое и одновременно религиозное чувство и самовосприятие. Посмотрите, как создаются в нашей стране однопартийные рычаги реализации государственной власти в ее исполнительной, законодательной и судебной сфере. Немудрено. И в средневековой Византии при Константине должна была быть одна церковь, один символ веры. Ведь есть только один император и одна империя! То же миропонимание выстраивается и в отношении современной РПЦ МП. Все другие альтернативные православные церкви ликвидируются, на них устраиваются гонения (выгоняют из храмов, запрещают вести миссионерскую деятельность и пр.), а клириков официальной патриархии жестко наказывают за сообщение с раскольниками. И ведь не только протестанты должны создавать для удобства взаимодействия с властью «один» союз (так сделал Сталин, создав ВСЕХБ). Власть, приближая к себе тех или иных религиозных деятелей, хочет нащупать какого-то одного представителя. Наиболее лояльного. Это и лежит в природе московской власти третьего Рима.

Дело в том, что имперской власти религиозный и политический плюрализм чужд в принципе. Она его боится. Власть, которая воспринимает себя как сакральный монолит, страшится разнообразия. Это многообразие трудно держать под контролем. И именно поэтому на Востоке греческие богословы пытались в Троице найти некий центр, единственность, (греч. монада). И его поместили в Отца. Запад же закрепил за всей Троицей полноту Божественной сущности. Для простоты восприятия мы упростим нашу картину: монархия (единоначалие) политической жизни Византии и самодержавие (сам один держу) Российской империи контролировало религиозную и политическую жизнь страны. Оно требовало от народа хранить одно исповедание. Всем остальным – и de facto, и de jure – оставался один выбор – стать маргиналами и люмпеном. В то время на Западе становление плюрализма, множественности религиозных взглядов проходило долгий и мучительный путь (Реформация, религиозные войны и, наконец, Просвещение). А как результат получилось то, что люди различных политических и религиозных взглядов, рас и социальных классов научились жить вместе. А залог успешного политического и религиозного общежития был найден в законе.

Но мы, усвоив царский менталитет ромеев, боимся закона (здесь: предписания, правила, учения). Закон есть что-то внешнее, а не внутреннее. Это не что-то мистическое, что нельзя прочитать и понять (а вымолить), но эмпирическое, ощутимое по опыту и исследуемое. Это то, что можно взять под контроль и при усвоении оного за него отвечать. Это то, насчет чего можно всем договориться. Богословие писанное, а не испытуемое в аскезе молитвы, есть общее дело. Это не прерогатива богословской группы ученых. Это не привилегия полагающейся на религиозную интуицию черного духовенства как священной элиты. В ней всегда делался акцент на личности и даже на культе личности. Если закон есть что-то внешнее, то напрасно заниматься аскезой, пытаясь усвоить разумение тайн небесных через молитвенную медитацию (исихию) и пост. Не то, что они не нужны. Вовсе нет. Просто второе находится под руководством первого. Внешний закон говорит обществу и церкви на понятном и доступном языке: меня, божественную премудрость (Книга Притчей Соломоновых 8 глава), нужно искать и искать различными средствами. «Я, мудрость – вне вас. Меня нужно исследовать и находить!» Именно поэтому у Соломона мудрость становится на возвышенных местах, на распутьях дорог и взывает у ворот при входе в город: «научитесь от меня, слушайте меня, примите меня!» Именно так она зазывает к себе незадачливых прохожих. Мудрость как Тора, как Закон и Учение приглашает нас снаружи, поэтому бессмысленно искать просветление внутри себя. Однако народ-ленивец и пальца не пошевелит. Даже если «лев на площадях» (Притчи 26:13).

Такой народ обрекает себя на то, чтобы обвинять в своих неудачах другие народы. Как в поговорке, плохому танцору всегда штаны мешают… Ленивец сплетает в своем воспаленном сознании витиеватые конспиралогические заговоры. Оправдывает свои исторические неудачи деятельностью иноземных шпионов и врагов. И хотя шпионов никто не отменял, у народа-ленивца, как это получается в случае нашей страны, по иронии судьбы самые слабые шпионские службы.

Поэтому вера в то, что российское общество, государственное управление должно развиваться по какому-то уникальному мессианскому пути без общения и обучения у других народов (как во время Петра Великого) – это тоже отголосок византийской мистической и очень непрактичной модели. (Может, поэтому Петр и заменил патриархийное управление ПЦ на синодальное, пойдя учиться морскому и торговому делу к протестантам). Например, мы могли бы перенять опыт работы полиции, законодательной власти, муниципального управления, ЖКХ и многое другое, просто научившись чему-то у западных моделей управления. Конечно, нет никакой проблемы в том, чтобы что-то подправить или убавить для нашего же блага. Но вера в то, что мы идем своим единственным и уникальным, чуть ли не мессианским путем, и нам не надо ничего перенимать, но черпать из прошлого – это исторические, психологические и ментальные импульсы. Они все еще звучат загробным эхом из нашего самодержавного имперского прошлого. И это мешает нашей стране двигаться дальше.

Посмотрите на Японию. Даже эта исключительно восточная азиатская страна произвела невероятный прорыв (как и сегодня Южная Корея), когда сделала для себя выбор общаться исключительно с протестантами-голландцами (которые поощряли науки), а потом в новое время и с США. И сегодня Япония с США (а Германия в Европе) имеют самые крупные мировые экономики. Они также создали ухищренную и изобретательно комфортную форму общественно-культурной жизни. И тут нужно признать скромные следы, которые оставил после себя Protestantismus.

Премудрость поет у входа в город, на развилках дорог, зазывает на путях, а сегодня: вещает по радио, ее можно найти на вашей улице, заказать по почте, услышать на лекциях в университете, набрать в гугле, прочитать о ней в книге. Соломон был уверен, что Премудрость доступна, а Иисус замолвил о ней словечко, уча, что ее находит каждый ищущий. И каждому стучащему она, Премудрость, откроет дверь. Ибо она заверяет человека о себе:

«Я, премудрость, обитаю с разумом и ищу рассудительного знания.
Страх Господень – ненавидеть зло; гордость и высокомерие и злой путь и коварные уста я ненавижу.
У меня совет и правда; я разум, у меня сила.
Мною цари царствуют и повелители узаконяют правду;
мною начальствуют начальники и вельможи и все судьи земли.
Итак, дети, послушайте меня; и блаженны те, которые хранят пути мои!
Послушайте наставления и будьте мудры, и не отступайте.
Блажен человек, который слушает меня, бодрствуя каждый день у ворот моих и стоя на страже у дверей моих!
потому что, кто нашел меня, тот нашел жизнь, и получит благодать от Господа;
а согрешающий против меня наносит вред душе своей:
все ненавидящие меня любят смерть
»

(Притчи Царя Соломона 8:12-16; 32-36).

Виктор Шленкин,
"Баптисты Петербурга" www.baptist.spb.ru




Колонка "Комментарии" является авторской рубрикой сайта "Баптисты Петербурга", мнение автора рубрики не является официальной точкой зрения Объединения церквей ЕХБ г.СПб и ЛО.



новости

7 Августа

Вифания 2017

Вифания 2017

1 Августа

Крещение в Волхове

Крещение в Волхове

24 Июля

«Свободный полет»

«Свободный полет»

29 Июня

Open Air 2017

Open Air 2017

4 Июня

Летнее крещение

Летнее крещение

новости на ваш e-mail
комментарии

4 Апреля

Жив, несмотря ни на что!

7 Января 2014 г.

Ксенофобия

24 Декабря 2013 г.

Евро- или рублемайдан
читать все комментарии