комментарии
журнал "Вестник"

Дом Евангелия

важно знать
видеоролики
о церкви

Комментарии

Не просто дни календаря

21 Января 2008 г.

Не просто дни календаря

Страна встретила Новый год. Люди залпом выпивали шампанское, ели салат «Оливье», жевали бутерброды и поздравляли друг друга с наступившим 2008 годом. «Счастья, радости, здоровья!» – типичное новогоднее пожелание. Некоторые празднуют более горячо и задорно. Не без меньшего энтузиазма евангельские христиане также отмечают торжественные события нашего календаря. Но каков смысл празднований? Можно ли евангельским христианам от всей души присоединяться к праздникам, которые сегодня не имеют религиозного значения?

В древности почти все праздники имели религиозное значение. Отмечались новолуния, праздновался День Солнца, люди кадили своим племенным богам, благодаря их за милость и благоволение при сборе богатого урожая. Или, наоборот, они пытались умилостивить своих идолов, чтобы получить просимое. Однако после периода Просвещения в век модернизма и постмодернизма люди растеряли и позабыли всех богов. Если Ницше, а за ним вся европейская общественность похоронили Бога, то сегодня многие уже и забыли, что Он, собственно, представлял собою во времена прежние.

Все телевизионные каналы показывают ритуальные и культовые пляски и песнопения современных жрецов популярной культуры. Дворцовая эстрада стала алтарем, с которого поднимаются ввысь воскурения и молитвы попсовых служителей культа. Однако тексты песен-молитв обращены в никуда. Человек, вместо того, чтобы увидеть мир и рассмотреть в нем дар Бога, воспринял мир как начало и конец в себе. Христианство, кстати, не против празднеств. Оно само их организует. Именно в христианстве значение праздника, как дня благодарения (в общем смысле) и хвалы Творца, имеет глубочайший смысл и значение. Люди же мира не благодарят Бога. Вместо того, чтобы поклоняться истинному Создателю и Ваятелю жизни, они поклоняются только ее призраку и символу (прот. Александр Шмеман) – не ее Источнику.

Бога в российской общественной жизни нет. Бесов, безусловно, много, а вот живого Бога Библии нет. В куцых и сдержанных пожеланиях национальных и традиционных религиозных руководителей нет и никакого намека, что новый 2008 год связан с эрой Христа, с днем Его рождения и Его царствования на земле. И тогда как церковные чины скупятся на пафосные и призывные комментарии по поводу рождественского праздника, мы еще раз подчеркнем то, почему христиане празднуют Новый год именно как религиозный праздник, имеющий символическое значение, как для отдельного человека, так и для всей христианской общины.

Бог вошел мир, восприняв тело и кровь (Рождество), став частью тварной вселенной. Сын Божий своим присутствием еще раз подтвердил освящение всего творения, которое уже было освящено от начала (Быт. 1:31). Второй Адам (1Кор. 15:21,22) принес в мир жизнь, искупив Его своей смертью (Пасха). Верующие (Церковь) празднуют эти события, в которых заключено средоточие богословского смысла. И этот смысл выражается в празднестве верующей общины: в нарядах, оформлении, спектаклях, сочельнике, проповедях, открытках, поздравлениях, пожеланиях и семейных собраниях.

В этом смысле религиозные христианские празднества имеют глубокую богословскую значимость. Церковь празднует, поскольку Израиль изначально отмечал спасительное вмешательство Бога в ход истории избранного народа. У церкви с Израилем соблюдается преемственность. Но как церкви быть с праздниками, которые не имеют непреходящего, вечного значения? Стоит ли праздновать Новый год, День Конституции, День Победы и многие другие праздники? Этот вопрос имеет интеллектуальное и богословское значение.

Для многих псевдо-христианских культов (например, Свидетели Иеговы) как светский праздник, так и религиозный, исключается из календаря. По большому счету, кроме выходных дней, ни один день не сохранен для священной памяти верующих – гордиев узел разрублен Организацией «Сторожевая Башня»: она категорически решила изолировать всех свидетелей Иеговы от общественной жизни как таковой. Евангельские христиане, если и не проявляют подобного радикализма в своей общинной жизни, порой сводят празднования общественных праздников к некоему компромиссу. Это компромисс просто сведен к тому, что они пассивно (или активно для своих общин) проводят выходной день, который был любезно предоставлен государством. И здесь поднимается вопрос: может ли церковь, перешагнув те или иные культурные границы в своих миссионерских и евангелизационных усилиях, полностью или частично растерять свою идентичность, благодаря которой церковь является именно церковью. Здесь можно вспомнить несколько исторических имен: Нестория (Константинопольского) и Кирилла Александрийского, а также связанные с ними идеи. Ведь спор был связан с таким вопросом, как: «кто же все-таки родил Младенца: Богородица или Христородица?»

Несторий (а его предшественники-гностики были более радикальны) верил в существование индивидуальных субъектов (об этом ниже) в Спасителе. Ими были Сын Давидов и Сын Божий. Так в пятом веке умы пытливых епископов интересовал вопрос соединения двух природ: божественной и человеческой. Имело ли соединение характер смешения или две дискретные природы (божественная и человеческая), как учили сирийцы (Несторий и его антиохийские учители), существовали в неком связывающем союзе. Согласно столичному епископу Несторию, Логос вошел в потомка царя Давида и поселился в нем, как Дух Божий во времена Моисея поселялся в скинии. Так единение Бога-Слова произошло на некоем уровне морального соглашения, который произошел в силу некой заслуги потомка Давида. Гностики же вообще отрицали какую-либо связь между человеком Иисусом и Логосом. Для них Логос в действительности просто казался человеком, но быть им не был. Для Кирилла же, вопрос единения Божьего Слова и человека было вопросом спасения. Александрийский епископ верил и учил, что ипостасное единство состояло не в том, что Дух Логоса просто поселился в человека Иисуса, но в том, что сам Бог-Слово полностью воспринял человечество как таковое.

А как происходит единение христианского, церковного (т.е. того, что благословлено и одобрено Богом) и светского, мирского? Каков природный союз двух начал: церкви и мира, библейского послания и окружающей культурной среды? До Кирилла единение божественного и человеческого объясняли иллюстрацией смешивания (krasis), например, вина и воды. Несторий предложил термин «соединения» (synapheia). Ортодоксы, а с ними поднимают боевые знамена теологии и баптисты, отстаивали единение (henosis). Бог во Христе достиг единства с миром.

Многие христиане, с теми или иными оговорками, рассматривают жизнь в мире с его праздниками, выходными и общественными событиями как необходимый компромисс, который необходимо допустить. В этой области им приходится «сообразоваться с миром сим». Т.е. с его праздничными, обозначенными в календаре мероприятиями» (несторианство?). Это в каком-то смысле вынужденное «сожительство», когда два разных и параллельных мира терпят друг друга без всякого обмена и взаимного обогащения. Христиане после воскресения отправятся куда-то наверх в облака без всякого угрызения совести и тяжелых воспоминаний о мире, где они могли бы быть чуточку поактивней. Некоторые просто отрицают окружающий мир как внутренне греховный, чуждый, бесконечно порочный и совсем неактуальный для интересов христианина (гностицизм).

Но если Божий Сын вошел в этот мир, восприняв тело и кровь, то не должна ли церковь также войти в этот мир, восприняв его надежды, скорби и празднества? Не должна ли она облечь библейское послание в ту культурную среду как наряд, чтобы достичь необходимого понимания (единение)? Единственная разница, которая отличала бы церковь от мира, – мира, который она призвана «не любить» (1 Ин. 2:15) – заключалась бы в том, что церковь видит в празднике более глубокое религиозное (религия - лат. «благочестие») значение, игнорируя светский эпатаж неосмысленного буйства и веселья.

Новый год бы стал для нас не просто новым днем в году, но связан с рождением иудейского Мессии и с благодарением Богу за все, что Он подарил нам в уходящем периоде жизни. День Конституции или День Независимости был бы днем, в котором Бог проявил свой порядок и суверенитет, дав нам родину, а с ней – начальства и власти, которые от Него и Им установлены (Рим. 13:1,2). Как церковь, мы по-другому взглянули бы и на другие праздники, которые связаны с профессиональной деятельностью различных людей: военных и гражданских служащих. Во всем мы замечали бы божественный замысел и дар, за который мы можем непременно благодарить Творца и Создателя. Ведь мир так хорош (Быт. 1:31).

А если в той или иной культурной среде – празднике или культурном мероприятии – мы встречаем элементы, враждебные божественной природе церкви, т.е. имеющие для нее морально-этический вызов, то не хватит ли евангельским христианам ума, выдержки и спокойствия, чтобы от этих элементов просто воздержаться или их искоренить?

Виктор Шлёнкин




Колонка "Комментарии" является авторской рубрикой сайта "Баптисты Петербурга", мнение автора рубрики не является официальной точкой зрения Объединения церквей ЕХБ г.СПб и ЛО.



новости

7 Августа

Вифания 2017

Вифания 2017

1 Августа

Крещение в Волхове

Крещение в Волхове

24 Июля

«Свободный полет»

«Свободный полет»

29 Июня

Open Air 2017

Open Air 2017

4 Июня

Летнее крещение

Летнее крещение

новости на ваш e-mail
комментарии

4 Апреля

Жив, несмотря ни на что!

7 Января 2014 г.

Ксенофобия

24 Декабря 2013 г.

Евро- или рублемайдан
читать все комментарии