комментарии
журнал "Вестник"

Дом Евангелия

важно знать
видеоролики
о церкви

Комментарии

«Афины» versus «Иерусалим»: ученые РАН против инициатив церкви

23 Июля 2007 г.

«Афины» versus «Иерусалим»: ученые РАН против инициатив церквиПрошло много времени с тех пор, когда Тертуллиан сравнил академию Афин с церковью Иерусалима. «Что общего», - спрашивал отец церкви, - «между Афинами и Иерусалимом?» Мы и сегодня можем задавать такой вопрос, когда становимся свидетелями выяснения отношений между клириками православной церкви и десятью учеными мужами, среди которых есть такие, как лауреат Нобелевской премии академик Виталий Гинзбург, а также нобелевский лауреат Жорес Алферов, академики РАН Андрей Воробьев, Сергей Инге-Вечтомов, Евгений Александров, Михаил Садовский. Служители церкви, считают академики, устраивают стратегически запланированное наступление на школы, армию и другие институты государства, что ставит РПЦ МП выше других конфессий.

Прежде чем дать оценку событиям, которым мы стали очевидцами, хотелось бы указать на некоторые условия для наших рассуждений, а именно на то, как евангельские христиане смотрят на церковь и общество. Именно баптистская специфика этого рассмотрения помогает понять заботу и опасения православной церкви, которая действительно пытается распространить свое влияние на все сферы российской жизни. И именно это, нужно справедливо заметить, вызывает соответствующий резонанс в среде ученых мужей. Мы не будем говорить о том, является ли теология наукой. Она, собственно, является предметом обучения во многих европейских ВУЗах. И конфессиональность теологии не является препятствием для ее появления в университетах. Если есть спрос, почему бы им не воспользоваться? Например, в Тюбингене можно поступить как на католическое отделение богословия, так и на протестантское. Можно решить и такую проблему.

Дело в том, что пафос православных священнослужителей можно понять и усвоить. Клирики и официальные представители церкви давно уже твердят, и на этом настаивает дьякон Андрей Кураев, что они всего лишь отстаивают интересы большинства населения, которое по своему вероисповеданию является православным. И эта практика нормальна, как нормально поведение буйных болельщиков «Спартака» или «Зенита», отстаивающих интересы своей команды. В этом апологетическом споре между представителями церкви и академиками не совсем уточняется мера и степень «православности» этой команды. Но судя по социологическим опросам, примерно 70 процентов населения уж точно попадает в категорию тех, кто, по словам протоиерея Всеволода Чаплина, «оказывает доверие» традиционной для россиян церкви.

Как смотрят на это баптисты? В радикальном крыле Европейской Реформации уже на вероучительном уровне был продекларирован разрыв между церковью и миром. Как говорил Иоанн Богослов: «Есть мир. Мир лежит во зле. Есть мы. И мы должны беречь себя от мира». Однако, как кажется, согласно православному представлению, церковь и мир сегодня являются двумя сросшимися и поглощающими друг друга реальностями. И здесь мы возвращаемся к полемической теме о крещении младенцев и понимании природы благодати.

В своих представлениях о мире и церкви Менно Симонс, основатель менонитской церкви, к примеру, исходил из того, что между избранными и окружающим его обществом существует непреодолимая вражда, которая будет преодолена только во время второго пришествия Спасителя. Этого принципа держались впоследствии и баптисты, которые в своих богословских документах отразили важный принцип отделения церкви от государства. Были и такие, как анабаптист д-р Валтасар Губмайер, который считал, что государственный чиновник, носящий меч, все-таки является необходимостью для современного христианину общества. Так или иначе, большинство радикалов считало, что между церковью или общиною, гонимыми миром, и самим миром есть четкая разница. Фактически, все евангельские христиане (баптисты, пятидесятники, адвентисты и др.) сегодня придерживаются такого взгляда на церковь и государство, где первая отделена от второго. Государство в лице правителей и администрации не имеет право навязывать и диктовать свои условия церковной общине. Если это происходит, считали радикалы, — нужно идти в катакомбы и, как следствие, переживать гонения за веру. И нужно заметить, что сама община должна быть последовательна: если сама власть ей симпатизирует и предлагает свои ресурсы для более полного ее социального выражения, сама община от такого взаимодействия должна воздержаться. Разумеется, это не легко. Но надо быть последовательным!

Возвращаясь после этого исторического рассмотрения к нашему спору, заметим, что академики выступают не просто против богословия и христианства как такового. Их пугает чрезмерная активность духовенства, иерархов церкви, которые пытаются клерикализировать наше общество, внедряясь в ее основополагающие институты на законодательном уровне. Однако оно, согласно Конституции РФ, является светским. Слово «антиклерикализм» не является каким-то новым явлением. Антиклерикализм — понятие, которое было создано в начале XIX-го века учеными и интеллектуалами того периода. Им смело можно воспользоваться в качестве хорошего знаменателя широкого поля критицизма в период Европейской Реформации, как устного, литературного, так и физического. Этот знаменатель указывал на очевидную пропасть между Иисусом Христом и тогдашней роскошью клира.

Изменилось ли что-то сегодня? Для кого-то нет. Мы до сих пор не можем определиться, где есть мир, а где церковь. По крайней мере, это заметно для «традиционных» представителей религии. Странно, но факт: не только раскачивающие общественно-политическую лодку академики, но и большинство нечистых на руку чиновников, коррумпированные сотрудники органов, представители шоу-бизнеса, т.е. носители пресловутых «западных ценностей», даже хапуги из обезьянника — все эти люди за небольшим исключением являются членами «традиционного большинства». И именно они сегодня активно выступают против инициатив своей матери-церкви. Думается, что и в их сознании нет никакой четкости в понимании, кто они: мир или те, кто против мира. Поэтому так трудно принять решение против «мира», если они еще сами, вдобавок, являются членами православной общественности. А что случилось-то? Просто россияне, привыкшие рассматривать РПЦ как часть русского фольклора, теперь находятся в недоумении. Раньше они сами шли в церковь, неся туда куличи и яйца. Теперь же все изменилось: батюшки идут к россиянам в школу. И вид у них решительный!

Антиклерикалы, даже если они и неверующие в Бога академики, совершенно правы в том, что у официальной христианской организации под названием «церковь» совершенно другие задачи, которые ей необходимо выполнять согласно зарегистрированному уставу. Но на этом для нас, евангельских христиан, понимание церкви не должно ограничиваться. Баптисты понимают, что Церковь (т.е. греч. «собрание») — это не единственная метафора для описания народа Божьего. Иисус сказал, что Его последователи являются светом миру и солью земли. Если христианин сегодня является военным офицером, учителем школы, тем же академиком или врачом, он являет признаки и проблески Царства в тех областях и сферах, в которые он уже призван Богом (1Кор. 7:20,24). Если «церковь» добьется отмена теории эволюции в школе, если в Армию придут капелланы, это вовсе не значит, что она добилась победы над «миром» как таковым. Если в стране строятся за счет бюджета монастыри и храмы — это вовсе не означает, что сатана был изгнан вон. Зло в этом мире не ограничивается дарвинизмом и отсутствием капелланства. Оно заражает все сферы общественной жизни. Поэтому когда религиозные люди истерично негодуют по поводу самых незначительных проявлений зла (то ли рисование карикатур в их адрес, то ли преподавание теории эволюции в их школах), они сами становятся жалким изображением того, кем они в действительности должны быть. Вам так хочется представить дарвинизму альтернативу в школьной программе? Станьте учителем биологии. Желаешь воспрепятствовать дедовщине, не избегай службы в армии или стань курсантом военного училища!

Однако намного проще воспользоваться бюджетом и использовать государственную поддержку. Но государственные структуры сами по себе, без соли, являются неблагодатным карательным институтом. Меч никогда не заменял кроткого слова. Вера притягивала только тогда, когда представляла людям героический пример самоотвержения. Если же священник или пастор, приехавший на роскошном BMW, красноречиво и убедительно рассуждает на полный желудок о тринитарном догмате Никейского Символы Веры, это вызовет уважение и, должно быть, интерес. Но привлечь внимание к Христу и зажечь в ученике жаркую веру это не всегда поможет. Даром ли богобоязнен иерей, — спросят ученики (Иов 1:9). Этот опыт уже давно выучили европейские протестанты-радикалы, которых у нас клеймят как сектантов. Но именно они на историческом, а где-то и на интуитивном опыте поняли опасность поглощения Иерусалима Афинами.

И вот что еще. Как показывает опыт воплощения, Иисус смог привлечь людей тогда, когда оказался на кресте, а не в роскошном и уютном конференц-зале перед телекамерой или микрофонами десятка журналистов. За исключением моего баптистского ригоризма, примерно так все и было.

Виктор Шленкин




Колонка "Комментарии" является авторской рубрикой сайта "Баптисты Петербурга", мнение автора рубрики не является официальной точкой зрения Объединения церквей ЕХБ г.СПб и ЛО.



новости

7 Августа

Вифания 2017

Вифания 2017

1 Августа

Крещение в Волхове

Крещение в Волхове

24 Июля

«Свободный полет»

«Свободный полет»

29 Июня

Open Air 2017

Open Air 2017

4 Июня

Летнее крещение

Летнее крещение

новости на ваш e-mail
комментарии

4 Апреля

Жив, несмотря ни на что!

7 Января 2014 г.

Ксенофобия

24 Декабря 2013 г.

Евро- или рублемайдан
читать все комментарии